Что такое фондовая биржа Как торговать на бирже
Binomo
Как стать успешным трейдером Стратегии биржевой торговли Лучшие дилинговые центры Forex Лучшие биржевые брокеры
Биггс Б. Вышел хеджер из тумана

Откровенный рассказ топ-менеджера крупной инвестиционной компании о работе управляющего хедж-фондом, в котором тщательно разобраны практически все типичные проблемы работы на финансовом рынке, а также проанализированы сложившиеся установки и догмы профессии. Данная книга, автора которой называют «живой легендой мира инвестиций», будет полезна для всех, кому интересно знать всю подноготную инвестиционного дела.

Какой Форекс-брокер лучше?          Альпари          Exness          Forex4you          Сделай свой выбор!

Встреча с Маргарет Тэтчер

22 апреля 2003 года. Предыдущие несколько дней я провел в Лондоне, где упорно обрабатывал потенциальных инвесторов. Сегодня, в мой последний день пребывания в английской столице, старый друг и соратник Джулиан Робертсон устроил мне встречу с Маргарет Тэтчер в ее офисе в Princes Gate. Я всегда уважал эту женщину. Не будет преувеличением сказать, что в период серьезного кризиса именно она сохранила и преобразовала Великобританию, а затем восстановила ее место в мире. Кроме того, разработанная ею стратегия лежала в основе политики, проводимой Рональдом Рейганом в экономическом и военном соревновании с Советским Союзом. В итоге эта стратегия довела СССР до банкротства, вызвала крах советской системы и положила конец холодной войне. Госпожа Тэтчер ясно сформулировала новое видение мира, которое Рейган мог только ощущать. Помните ту известную фотографию, на которой Тэтчер выступает на званом обеде, а сидящий рядом с ней Рональд Рейган буквально смотрит ей в рот. Рейган послал ей эту фотографию со следующей собственноручной подписью: «Дорогая Маргарет, как видите, я согласен с каждым сказанным Вами словом. С самыми теплыми дружескими чувствами. Искренне Ваш, Рон». Это было правдой! В 1990 году именно она встряхнула Джорджа Буша старшего, когда Ирак вторгся в Кувейт («Сейчас не время для колебаний, Джордж»).

Впервые я встретился с леди Тэтчер в середине 1990 х, когда она была членом правления фонда Tiger Management Джулиана Робертсона, в котором работал и я. Она была очень активна, живо интересовалась тем, как работает хеджевый фонд, что заметно контрастировало с позицией видных политических деятелей, которых я встречал в правлениях других фондов. Они очаровательны, но в отличие от леди Т., не производят впечатление первоклассных умов, и пользы от них не больше, чем от известных пословиц. Яеди Тэтчер – совсем другое дело. Я помню, как она обходила офисы и торговые залы Tiger, излучая энергию и интеллект, опрашивая каждого сотрудника с подлинным любопытством. А когда Джулиан в результате интеграции решил закрыть свой фонд, она без приглашения перелетела океан, чтобы посетить прощальный ужин, устроенный Morgan Stanley.


А знаете ли Вы, что: компания Verum Option предлагает своим клиентам 7 различных видов опционов на более чем 200 различных активов.

С уважением, Админ.


Однажды, в июне 1998 года, на совместном ланче правления Tiger в Лондоне, когда я оказался ее соседом по столу, она спросила меня, что я думаю о перспективах инвестиций в Россию. Я сказал, что считаю нужным продавать бумаги этого рынка. Она взяла меня за руку и перечислила мне пять причин, по которым инвестиции в Россию все еще имеют большие перспективы. Под влиянием блеска ее интеллекта и прикосновения ее руки я полностью и безоговорочно капитулировал. Сразу после ланча я отменил заказы на продажу. К сожалению, в этом случае она оказалась неправа (или это было преждевременно), потому что через несколько месяцев российское правительство объявило о дефолте. Несколько лет спустя на обеде, посвященном закрытию фонда Джулиана, я вновь сидел с ней за одним столом. После обеда нас развлекал самозваный ясновидец. После нескольких очевидных триумфов этот довольно неприятный шоумен приблизился к леди Тэтчер и громко объявил присутствующим, что теперь он собирается читать мысли баронессы. Она посмотрела на него с презрением и жалостью и ответила с тонкой улыбкой: «Бесполезно, молодой человек, бесполезно». Это было все, что она сказала – публика ревела.

Сегодня, как и всегда, она была очень элегантно одета и, как обычно, выглядела так, будто только что вернулась от парикмахера. Она сидела в большом кресле, освещенная со спины, и предлагала мне кофе. Глядя на нее, я вспомнил слова Франсуа Миттерана о том, что «у нее глаза Калигулы и рот Мэрилин Монро». К 77 годам здоровье леди немного ослабло, но мудрость и страсть все еще были при ней.

Сначала я несколько смущенно задал леди Т. (как называли ее приближенные) глупый вопрос о том, кто из тех, с кем ей пришлось общаться за эти годы, произвел на нее наибольшее впечатление. Я не получил неожиданный ответ. Она ответила, что Рональд Рейган был значительной фигурой, и многие его просто недооценивали. Его стиль работы и принятия решений был отстраненным, но он соответствовал направлению генеральной стратегии и содействовал ее реализации. «Ронни понял действительно важные вещи о налоговой системе, о России и о холодной войне». По ее словам, он был уверен в себе и добродушен, и никогда не выпячивался на международных встречах. Кроме того, он был превосходным оратором «со своим замечательным голосом». Она призналась, что очень любила его. Вы не знаете, как он сейчас? Нэнси все еще подает ему ужин каждый вечер? Нэнси она тоже любила. Но, конечно, я и понятия не имел, подает ли сейчас Нэнси ужин президенту.

Михаил Горбачев тоже производил внушительное впечатление. Он не походил на пожилых, деревянных российских аппаратчиков, которых знала Тэтчер. Он улыбался, смеялся, хорошо говорил и был острым спорщиком. Они стали друзьями, почти наперсниками. Тогда это вызывало удивление. Она также была очень высокого мнения и о Раисе Горбачевой, которая была умна и хорошо образованна. Когда Горбачевы проводили уикенд в Chequers, леди Т. обнаружила ее в библиотеке, читающей Левиафана Гоббса. Раиса хорошо говорила по-английски и переводила для своего мужа. Она была более либеральной и непредубежденной, чем Михаил. Однажды леди Т. спровоцировала между Горбачевыми живой спор об определении рабочего класса. Глядя в прошлое, она убеждена, что Раиса имела на мужа огромное влияние и сыграла главную роль в советском преобразовании.

Я спросил леди Т., насколько опасным она находит сегодняшнюю ситуацию в мире. «Опасность существует всегда, – сказала она, – но сейчас ситуация не настолько критична, как это было в годы холодной войны. Ближе к ее концу был момент, когда Советский Союз и физически, и нравственно сломался под давлением. И военные, и режим знали, что их дни сочтены, и существовала серьезная опасность того, что в своей предсмертной судороге они могли бы пойти в атаку. Терроризм – это угроза, но прогресс достигнут. Мы не можем позволить себе двусмысленности. Мы не можем успокаиваться. Мы должны действовать жестко». И затем она добавила своим замечательным голосом с акцентом: «Тирания террора не сможет выдержать дыхание свободы».

Позже мне случилось навестить на Даунинг-стрит, 10 Арнаба Банаэрджи. Арнаб раньше был председателем одной из крупных британских фирм по управлению капиталовложениями, а теперь работал секретарем Тони Блэра. Он очень интеллектуальный, очаровательный человек. Он провел для меня экскурсию по знаменитому старому зданию с величественными комнатами, в которых вершилась история. Офисы и конференц-зал там украшены картинами, изображавшими исторические события прошлого, а на стенах парадной лестницы в хронологическом порядке висят портреты предыдущих премьер-министров во главе с лордом Нортом. Это здание вобрало в себя всю историю великой империи. От дома 10 по Даунинг-стрит веет большей свежестью, чем от вечно эгоцентричного Белого дома, все стены западного крыла которого увешаны изображениями современников.
Содержание Далее

Что такое фондовая биржа
Яндекс.Метрика