Что такое фондовая биржа Как торговать на бирже
Binomo
Как стать успешным трейдером Стратегии биржевой торговли Лучшие дилинговые центры Forex Лучшие биржевые брокеры
Биггс Б. Вышел хеджер из тумана

Откровенный рассказ топ-менеджера крупной инвестиционной компании о работе управляющего хедж-фондом, в котором тщательно разобраны практически все типичные проблемы работы на финансовом рынке, а также проанализированы сложившиеся установки и догмы профессии. Данная книга, автора которой называют «живой легендой мира инвестиций», будет полезна для всех, кому интересно знать всю подноготную инвестиционного дела.

Какой Форекс-брокер лучше?          Альпари          Exness          Forex4you          Сделай свой выбор!

Даже суперзвезды иногда падают

Есть и еще одна даже более драматичная история, повлиявшая на мои представления. Помню, насколько я был потрясен несколько лет назад, когда узнал, что компания Big Firm Investment Management рассталась с Сэнди Эндрюс. Она была одной из их суперзвезд, и вдруг они ее уволили. В это было трудно поверить. Я уверен, что они выплатили ей очень щедрое выходное пособие, но все же... Ее история – яркий пример того, как проходит мирская слава. Не поймите меня неправильно, я не утверждаю, что в Big Firm Investment Management поступили неверно или несправедливо. Это всего лишь бизнес.

Сэнди около 50 лет. Это высокая, красивая женщина с длинными черными волосами. Она хорошо одевается и говорит медленно со слабым, южным акцентом, а иногда ее глаза заволакивает дымкой, как будто она погружается в глубокие размышления. Сэнди не страдает причудами. Она выросла во Флориде, окончила школу в Тампе, а затем университет Майами, у нее нет диплома Эндовера, Йельского университета или Гарвардской школы бизнеса.


А знаете ли Вы, что: Форекс-брокеры Альпари и ForexClub присутствуют на рынке еще с конца 1990-х гг. В то же время, они одними из первых получили лицензии ЦБ РФ на осуществление деятельности форекс-дилеров.

С уважением, Админ.


Я познакомился с Сэнди после того, как Big Firm Investment Management объединилась с Wean Ditter в 1997 году. Ее способность упорно трудиться и обеспечивать хорошую доходность фонда, которым она управляла, позволила ей занять достойное место в новой компании. Я уверен, что для Сэнди это было не просто, как не просто получить возможность управлять фондом для любой женщины в мире управления капиталовложениями, где практически все суперзвезды и большинство портфельных управляющих – мужчины. Этот мир всегда был (и вероятно все еще остается) мужской епархией. Ей пришлось приложить немало усилий, показать не только хорошие профессиональные результаты, но и зубы, пробивая себе дорогу, и я уверен, что на этом пути ей пришлось пощипать немало петушиных перьев. И 10-20 лет назад, и сейчас шансы мужчин пробиться наверх в этом бизнесе неоспоримо выше.

Существование неявного предубеждения против женщин в роли управляющих фондами является фактом. Можно привести немногочисленные примеры, когда женщины управляют долгосрочными инвестиционными фондами, но мне трудно представить женщину, успешно управляющую хеджевым фондом. Этим занимаются преимущественно мужчины разных возрастов, несмотря на то что женщины не менее умны. Однако предполагается, что женщины менее способны к биржевой игре по двум причинам: во-первых, они слишком эмоциональны, а во-вторых, что наиболее важно, мужчины полагают, что женщины при наличии семейных обязанностей просто не имеют для этого времени или желания. Кроме того, в отношении к женщинам присутствуют элементы интеллектуального снобизма, шовинизма и профессиональной зависти.

Большинство мужчин, занимающихся инвестициями, кажется, полагают, что женщины с маленькими детьми слишком обременены домашними хлопотами, чтобы найти время еще и на чтение, работу в офисе и разъезды, необходимые для того, чтобы стать успешным инвестором. Они думают, что основным женским инстинктом должен быть материнский, и одновременное погружение в инвестиционную деятельность неминуемо приведет к возникновению неразрешимых конфликтов. Возможно, если женщине уже пятьдесят, и ее дети окончили колледж, она может быть инвестиционным управляющим, но к тому времени ее знания устареют, и она потеряет квалификацию, необходимую для выполнения этой работы.

Когда я разговаривал с некоторыми молодыми специалистами из Big Firm Investment Management, они утверждали, что компания не должна питать никаких иллюзий относительно способности женщин управлять инвестиционным портфелем. Они считали, что женщины более приспособлены для выполнения черновой работы и занятия вакансий в отделах по работе с клиентами, маркетинга и администрирования, где высокий уровень интеллекта и наличие свободного времени не были столь необходимы. Однако руководство компании было непреклонно, считая, что поле инвестиционной игры должно было общим, и женщины в равной степени с мужчинами имеют возможность балансировать между семьей и работой, так что молодые «жеребцы» главным образом держали свое мнение при себе.

Но Сэнди продолжала свой путь через лабиринт благодаря своему уму, напряженной работе и, прежде всего, хорошему инвестиционному чутью. Поскольку она придерживалась импульсной стратегии инвестирования, вторая половина 1990-х годов была для нее благодатным периодом. Она культивировала активы, имеющие хороший потенциал, и затем продавала их с хорошей прибылью. Внешне она обладает обезоруживающей мягкостью, но тот, кто пытался перейти ей дорогу, почувствовал на себе остроту ее локтей. Как она умудрялась балансировать между семьей и работой? Я не знаю.

Однако, подобно многим другим хорошим инвесторам, она не была простым человеком. Я никогда не имел с ней никаких конфликтов, но ее коллеги рассказывали о ее требовательности к себе самой и к своим подчиненным.

Как я уже сказал выше, почти все действительно хорошие инвесторы, которых я знаю, люди темпераментные и жесткие, и часто имеют репутацию крикунов. Навязчивое стремление к победе делает их такими. И оно же делает их хорошими инвесторами.

К 1998 году Сэнди стала одним из лучших фондовых управляющих своей компании и привлекала множество частных инвесторов. Она управляла 20 млрд долл., что даже в тот период избытка инвестиционных капиталов было весьма впечатляющим показателем. Мне нравилась Сэнди. Мы несколько раз обедали вместе. Она – настоящий инвестор, но меня весьма устраивал тот факт, что я не был ее непосредственным начальником, потому что это могло бы доставить мне массу проблем.

После слияния компаний Big Firm и Wean Ditter первым крупным совещанием, в котором я принимал участие, была конференция в Финиксе 1998 года. Это конференция, на которую Big Firm Investment Management собирает 600 своих основных региональных представителей (из 10 000), где они за угощениями, развлечениями проходят обучение на семинарах по вопросам открытых фондов компании. Здесь присутствуют брокеры, наиболее успешно работающие в системе, а также бизнесмены, которые знакомятся и придирчиво присматриваются к менеджерам, управляющим портфелями и открытыми фондами. Они дружелюбные люди, но весьма заинтересованы в получении прибыли.

В том году конференция проходила в огромном зале и сопровождалась огнями, музыкой и спецэффектами. Речи выступающих транслировались телевизионными суфлерами и жестко контролировались сценарием. Толпу брокеров мало интересовали стандартные выступления, они вели себя довольно развязно, беспокойно и нетерпеливо, пользовались сотовыми телефонами, названивая клиентам, или отправлялись на поле для гольфа. Во время выступлений многие брокеры в зале читали газеты, разговаривали по телефонам или беседовали между собой. Это была очень сложная аудитория, хотя своим выступлением мне и удалось вызвать несколько смешков. После пятого выступления я понял, что слушатели сыты по горло.

Сэнди была следующим докладчиком. В этот момент я заметил как брокеры, блуждавшие до того в коридоре, потянулись в зал. Аудитория замерла в ожидании, и после представления докладчика, в тот момент, когда она шагнула на подиум, множество присутствующих брокеров встали и начали ее приветствовать. Внезапно и спонтанно целая толпа вскочила с мест и устроила Сэнди овацию. Я был ошеломлен, ослеплен. Столь искреннее выражение чувств отражало тот факт, что ее фонд обеспечил брокеров и их клиентов превосходной прибылью. Они по заслугам оценивали ее работу, показатели которой позволяли им хорошо выглядеть в глазах клиентов. Она была их путеводной звездой. Они любили ее. Они слушали ее внимательно и с уважением, как будто присутствовали при том, как прямо с очарованных губ мистической Пифии слетали слова инвестиционного Евангелия.

Когда она закончила свое выступление и шла по главному проходу, брокеры кланялись ей и кричали что-то подобное: «Мы любим Вас!» и «Сделайте их, Сэнди!» За дверями зала они окружили ее толпой, желая задать вопросы об акциях и сфотографироваться с ней.

Сэнди нравилось все это. Она стояла там, на подиуме, впитывая лесть и аплодисменты со скромной полуулыбкой на лице. Ей было приятно внимание окруживших ее брокеров. А кому бы это не понравилось? Я предполагаю, что постоянные аплодисменты действуют опьяняюще, впрочем, мне не доводилось испытать этого на себе. Испытывая на себе подобное отношение, успешный инвестор может легко потерять голову и почувствовать себя неуязвимым. Сэнди была прима-балериной подразделения по управлению капиталовложениями своей компании. Деньги в ее фонд текли рекой. В результате Сэнди начала требовать от головного офиса привилегий как для своего фонда, так и для себя лично. Она чувствовала, что в течение многих лет ей недоплачивали, и теперь она вела себя очень жестко, требуя серьезного увеличения вознаграждения. Руководству компании это не нравилось, но у них не было выбора. Она была их звездой.

В последующие годы Сэнди продолжала работать все так же одержимо. Она показала хорошие, хотя и не захватывающие результаты в 1998, 1999 и в первой половине 2000 годов. Однако, ориентируясь на рыночный импульс, она сломя голову кинулась на утес технологических акций и продолжала торговать в 2001 году так, как будто бы «быки» все еще правили бал. В 2002 году она наконец смирилась с изменением ситуации и закрыла «длинные» позиции. По, к сожалению, она оставалась в «медвежьих» позициях тогда, когда рынок нарисовал «двойное дно» осенью 2002 года и в марте 2003 года. В результате по итогам 2003 года она понесла 20%-ный убыток. Иными словами, сначала излишне долгое сохранение «длинных» позиций, а затем «зависание» в «шортах» создали полосу плачевных результатов.

Когда, управляя активами на конкурентном рынке, вы делаете один неправильный шаг, повышается вероятность того, что и следующий вы сделаете не в том направлении. Это не означает, что вы не хотите вернуться в седло после первых неудач, просто «черные полосы» имеют свойство сохраняться в течение нескольких лет. Упасть и при этом знать, что весь мир наблюдал за твоим падением, как это имело место с Сэнди, действительно серьезное испытание на прочность. В тот период мы с ней время от времени разговаривали, и мне казалось, что она была упрямой, несгибаемой и не прислушивалась к рынку . В поддержку своего решения оставаться в деньгах она часто приводила мне мнения технических аналитиков, которые предрекали рынку падение. Но, как я уже говорил ранее, каждый из нас время от времени идет не в ту сторону.

Поскольку доходность ее фонда ухудшалась, Сэнди реагировала на это более активной торговлей и еще более жестким отношением к своим подчиненным. В результате в конце 2003 года комбинация из ухудшения показателей работы и нарушений корпоративной этики в отношениях с сотрудниками привела к тому, что Сэнди была вызвана в головной офис, где у нее поинтересовались, не желает ли она оставить работу в компании, возможно, с выплатой щедрого выходного пособия.

Я был потрясен. Сэнди – хороший инвестор. Все хорошие инвесторы имеют «холодные» периоды. Сэнди жестко обходилась со своими подчиненными, но управление крупным взаимным фондом, по умолчанию, не предусматривает стремления понравиться всем и каждому. Это постоянная борьба с рынками не на жизнь, а на смерть. Газеты ежедневно публикуют показатели, характеризующие успешность ваших инвестиций, и брокеры и их клиенты вовсе не интересуются тем, что при этом думают о вашем характере ваши секретари и младшие аналитики. Вы не можете допустить, чтобы на вас работала кучка посредственностей. Пусть неумышленно, но неэффективность их работы разрушает создаваемые вами результаты и подвергает опасности непосредственно вас.

Я переживаю за Сэнди. Роль звездного инвестора настолько глубоко запала в ее душу и заняла там столь значительное пространство, что новый статус – предмета уничижительных сплетен – не мог не нанести ей душевную рану. Я уважаю ее суждение о рынках. Я разговаривал с ней сразу после ее увольнения, и она сказала мне, что не может собрать капитал для организации собственного хеджевого фонда, поскольку воспоминания о ее падении еще слишком свежи в памяти инвесторов.

Несколько месяцев спустя мне позвонил знакомый управляющий парень крепкого хеджевого фонда. Он думал о том, чтобы нанять Сэнди на работу в качестве аналитика с полномочиями управления капиталом. Его интересовало мое мнение о ней, как об инвесторе. Я ответил, что считаю ее победителем. Он сказал, что согласен с этим, но его настораживает то, что она не кажется достаточно жесткой и активной. Я рассмеялся и уверил его в том, что она обладает обоими этими качествами в значительной степени. Насколько я знаю, сейчас она вполне преуспевает, и размер капитала под ее управлением растет.

Кстати, история с Сэнди – не исключительный случай. Несколькими годами ранее то же самое произошло с парнем, который успешно обеспечивал рост и доходность управляемого им фонда. Высокая прибыль в течение нескольких лет, постоянные аплодисменты на конференциях, брокеры, кланяющиеся ему в прихожих, затем период спада и несколько лет спустя холодное прощание. Это – жесткий бизнес!

Какова же мораль этой печальной главы? Истина заключается в том, что в инвестиционном бизнесе степень любви к вам прямо пропорциональна самым недавним результатам вашей работы. Sic transit gloria mundi; другими словами, известность и слава – преходящие ценности. Это игра чисел. Лояльность клиентов, восхищение продавцов, любовь руководства – вещи непостоянные, так что не будьте слишком самоуверенны. Инвестиционный штиль неизбежно сопровождается разрушительными штормами. Зима сменяет лето. Вторая истина заключается в том, что, если вы работаете в крупной инвестиционной компании и управляете подчиненными с помощью постоянных окриков, вы должны показывать стабильно высокие результаты. Пока вам это удается, руководство будет закрывать глаза даже на самые оскорбительные методы управления подчиненными, применяемые вами. Но когда в вашей работе наступает резкий спад, вам придется воздержаться от выражения своих эмоций.

Третий вывод состоит в том, что топ-менеджеры большинства компаний не понимают, что результаты инвестирования подвержены циклическим изменениям, и что они должны быть терпимы к отдельным неудачам горстки своих реальных инвесторов. Крупная компания по управлению капиталовложениями может иметь 200 управляющих портфелями, но из них лишь 10-15 являются реальными инвесторами. Сэнди, по моему мнению, относится именно к этой категории. Терять таких специалистов неразумно.
Содержание Далее

Что такое фондовая биржа
Яндекс.Метрика