Что такое фондовая биржа Как торговать на бирже
Binomo
Как стать успешным трейдером Стратегии биржевой торговли Лучшие дилинговые центры Forex Лучшие биржевые брокеры
Даглас М. Дисциплинированный трейдер. Бизнес-психология успеха

Марк Даглас – опытный трейдер товарных рынков и специалист по движущим силам торговли. В данной книге он рассказывает о том, как пришел к выводу, что рынок – это среда, где отдельно взятому трейдеру «предоставлена свобода быть кузнецом своего счастья» в отсутствие многих из тех помех, которые существуют в жизни современного общества.

Какой Форекс-брокер лучше?          Альпари          Exness          Forex4you          Сделай свой выбор!

СТАРЫЕ ЗНАНИЯ – БАРЬЕР ДЛЯ НОВЫХ

Конечно, сказать себе «Да, мне надо кое-чему поучиться» не так просто, как кажется. Ведь это значит признаться: «Да, я кое-чего не знаю» или «Познания у меня есть, но от них мало прока, и результат скромный». Признать такое – значит, уготовить себе встречу с одним из основных парадоксов жизни. Ведь тогда предстоит решить дилемму: как познать то, чего не знаешь, если то, что уже знаешь, мешает пробиться к тому, чего еще не знаешь? Не волнуйтесь: сейчас поясню. Допустим, вы взялись играть на бирже. Как только вы решите, что это – дело простое (а несколько первых удачных сделок укрепят вас в этом мнении), вы уже не захотите слышать обратное: то есть что из всех возможных дел вы взялись, пожалуй, за одно из самых трудных. Итак, есть два понятия: биржевая торговля – дело простое; и биржевая торговля – дело трудное. Каждое будет диктовать свой, совершенно отличный от другого, выбор вариантов из числа имеющихся. Результаты тоже будут очень разные – в зависимости от того, что выбрано и выполнено.

Человеку не свойственно задумываться: полезно ли, пригодно ли то, что он уже познал. Ведь он так или иначе уже опробовал свои познания. Иными словами, он не может сомневаться в действительности того, что испытал, именно потому что испытал. Действительность испытанного подтверждена пятью свидетелями: это его пять органов чувств. Все, что попало в его внутренний мир, он видел, слышал, нюхал, осязал, пробовал на вкус. Нужны ли еще доказательства? Когда пережитое превращается в составляющую часть внутреннего мира в виде воспоминания, понятия или ассоциативной связи, оно становится частью того, что обычно называют личностью, и сомнению не подлежит.

Впрочем, человек готов вбирать в себя практически все, что есть вокруг – если, конечно, он не насторожился из-за какого-то случая в прошлом. Но то, с чем он сталкивается впервые, он впитывает, словно губка. С чем он столкнулся – уже неважно. Важно другое: затем он будет либо защищать, либо сам защищаться от того, что попало в его внутренний мир. Как именно? Избегать всякой информации извне, которую не хочет признать частью своего внутреннего мира. И это – вместо того чтобы продолжить познание мира в новых ситуациях, а может, и познание самого себя (что тоже не исключено).

Но для защиты от вторжения информации извне нужна энергия. Такую отдачу энергии обычно называют стрессом. Проще всего это состояние можно описать, наверное, так: это то, что чувствует человек, когда стеной встает на пути информации извне. С точки зрения физики быть в стрессе – все равно что идти против ветра. Образно говоря, ветер – это разного рода факты, с которыми человеку не хочется сталкиваться; а тело человека, идущего против ветра, – это все познанное, то есть содержимое внутреннего мира, которое не впускает чужаков. Одна сила нашла на другую – и человек в стрессе.

Жизнь любит посмеяться над людьми. Одна из ее самых больших забав – потешаться над тем, как каждый хочет быть прав. Иными словами, каждый считает, будто то, что довелось испытать и познать ему, и есть единственная правда жизни. Что же тут забавного? Дело в том, что правда каждого действительно истинна! Ведь она попала в его внутренний мир, пройдя проверку через его органы чувств. Если он что-то видел, слышал, прочел, потрогал, попробовал на язык, понюхал (или то и другое разом), то для него это – факт. С другой стороны, не всякая правда жизни (то, что она дает познать) так уж полезна и пригодна как средство добиться в ней успешного результата. Мало ли что может попасть во внутренний мир! Отсюда еще не следует, что оно действительно поможет достичь желаемого.


А знаете ли Вы, что: сервис ПАММ-счетов от Альпари регулярно проходит специальную проверку независимой аудиторско-консалтинговой компанией.

С уважением, Админ.


Возьмем, например, ребенка. Он не способен осмыслить, как из его опыта складываются его представления о действительности. Кстати, при разных обстоятельствах она и оцениваться будет совершенно по-разному. Конечно, познанное и пережитое станет для ребенка фактом жизни, потому что понятия, которые у него складываются, замешаны на чувствах и эмоциях. Но он не будет размышлять над пережитым, чтобы оценить характер представлений, которые у него складываются. Ему не дано решить, чем обернутся они потом (подспорьем или помехой), когда ему потребуется проявить себя.

Ребенок не понимает, что любое из его понятий обрисует жизнь так, что не оставит места другим вариантам. Кроме того, попытавшись увязать один случай с другим, он смешает все в кучу, то есть его умение в этом деле ограничено и пользы от него нет. Кроме того, многие из этих понятий утратят силу сами собой, когда ребенок, удовлетворяя любопытство, будет по-новому взаимодействовать с миром. Впрочем, у каждого человека прежний круг ограничений отпадает сам собой с поступлением новых знаний. В ходе такого обновления человек расстается и с былыми понятиями. Но если многие из них имели отрицательную энергию, то страх помешает человеку проявить себя: он не даст разглядеть большее число возможных вариантов решения.

Так, каждому, кто вырос в семье, где его постоянно унижали или упрекали, знает, каково переносить такое. В результате к понятиям о себе и своем месте в жизни он придет через болезненные переживания. Естественно, что и в детские, и в отроческие годы он и знать не будет о том, что у него складывается представление о своей никчемности по сравнению с другими. Но что такое никчемность? Возможно, он поймет это, лишь став совсем взрослым. И возможно, он так и не научится избавляться от губительного действия этой оценки. Пока же его губит страх быть униженным и осмеянным, из-за которого он не видит массу возможностей проявить себя. Многое из того, что он видит, кажется ему находящимся за пределами досягаемого. А вот тот, кто ничего подобного не боится, воспринимает те же возможности как нечто само собой разумеющееся.

Если говорить о насмешках жизни, то еще любопытнее другое. Смотрите: чем охотнее человек готов признать, что его правда жизни – не тот ключ к пониманию, который мог бы открыть все двери, тем охотнее он готов впитывать в себя новое. И тогда он обогащает свой внутренний мир информацией из внешнего, его точка в круге все расширяется, гармония с внешним миром все повышается. При этом неизвестного остается все меньше, так что его правда жизни неуклонно приближается к истине.

Чем сильнее человек вбирает в себя знания, тем лучше он может прикинуть шансы на будущее. Да и как не стать мудрее, познав и освоив новое? Ведь сколько всего требуется, если вспомнить, что такое внешний мир! Он действует на человека, можно сказать, бесчисленным множеством способов. Одни из них известны. Но о массе других даже не подозреваешь. Они открываются лишь тому, кто вечный ученик природы – даже если стал крупным ученым. И наоборот: чем больше кто-то уверен, будто сведущ, тем больше у жизни шансов доказать, что от его знаний не так уж много пользы. Только, опять же, увидит ли он ее доказательства? Ведь они могут быть прямо перед его носом, но внутреннему миру нечем опознать их. Вся надежда на то, что человек сам захочет раскрыть на них глаза и дать пищу уму. Но, может, мы и впрямь очень сведущи? Тогда с какой стати появляются мучительные переживания? Вот кто лучший свидетель наших пробелов: нет, мы не знаем, как справиться с жизнью, чтобы остаться довольными. Знали – так справились бы!

Все сказанное должно бы казаться отчасти очевидным. Ведь человеку не свойственно старательно собирать и учитывать сведения, которые идут вразрез с тем, что уже известно и считается истинным. Да, но мы забыли о том, что за фактами может скрываться нечто большее. Вернее, мы просто еще не научились оценивать его или отличать от прочего. Не исключено, что на его пути встали и наши нынешние понятия. Однако в этом большем заключен более подходящий алгоритм действий, который сулит лучший результат. Все, что пока не познано тем или иным человеком, остается за рамками его личной точки в круге, но ждет своего часа, чтобы войти в нее. Все неизвестное – это вся та информация, которая могла бы подсказать вариант с гораздо более успешным исходом. Но ведь нельзя знать того, что пока не познано. С другой стороны, уже познанное не дает прикинуть иные варианты достичь желаемого. Вот так и попадают люди в этот донельзя бесплодный круговорот жизни. Какой-нибудь бедолага уверен, что ничего другого ему и не дано. А что на самом деле? Он сам посадил себя в яму, не научившись приспосабливаться. Ведь когда ищешь средство приспособиться, то возможных вариантов оказывается всегда больше, чем думалось – вернее, чем позволяли думать собственные понятия. Уточню, что я имею в виду под «приспосабливаться»: это значит выявлять и усердно менять нечто в нашем внутреннем мире, добиваясь большей гармонии между внутренним и внешним миром.

Всякое знакомство с чем-то извне оставляет внутри пометку о характере познанного. Вся информация или возможные варианты из той же группы, что и познанное новое, пройдут через оценочный фильтр урока, извлеченного из этого знакомства. Помните пример с ребенком, чье знакомство с собаками кончилось плачевно? Мальчик хотел поиграть с животным, которое вызвало у него естественное любопытство. А собака его укусила. Какой вывод он сделает для себя на будущее? Все собаки кусаются. Это «естественное обобщение» станет внутренним барьером для всего, что так или иначе опять будет связано для него с собаками.

Я сказал «естественное обобщение», чтобы подчеркнуть: ребенку не придется всякий раз долго вспоминать о своем однобоком выводе о собаках, который уже занесен в его внутренний мир. Ведь ассоциации срабатывают автоматически: так устроен мозг человека. Поэтому мальчику не потребуется воскрешать в памяти укусившую его собаку. Для него любая собака – напоминание о боли от той первой встречи. Из-за ее печального исхода он будет механически переносить то ощущение на все последующие эпизоды с собаками. Понятно, что он сильно ошибся в своем обобщении. Понятно, что жизнь, наверняка, покажет: в основном собака – это все-таки друг человека. «Не бойся, она не укусит!» – говорят ему окружающие. А он все равно верит лишь собственному выводу о собаках (заметьте: не о собаке, а именно о собаках). Из-за него новым фактам дорога во внутренний мир закрыта.

Возьмем теперь обратную ситуацию. Первый опыт общения ребенка с собакой оказался удачным. Очевидно, при всяком удобном случае он затеет игру с любой собакой. И так будет до тех пор, пока он, что называется, не обожжется. Допустим, собака укусила его. Обобщит ли он автоматически всех собак со своей обидчицей? Нет. Ведь он уже знает, что в жизни бывает по-всякому. Просто, оказывается, не все собаки дружелюбны; значит, с ними надо быть поосторожнее и смотреть, какая это собака: вот что он откроет для себя.

А теперь вернемся к случаю печального первого опыта. Тот ребенок не знает, что собаки могут приносить радость и даже счастье. Откуда ему знать, если он такого не испытал? Он этого пока не усвоил, хотя не исключено, что жизнь уже дает ему возможности убедиться в обратном. Но у нее вряд ли что получится, пока он не захочет преодолеть свой страх. Энергия уже усвоенного встанет на пути или отвергнет все прочие факты о натуре собак.

Вообще, ребенка можно научить чему угодно – даже если эта наука не вписывается в жизнь и не срабатывает на практике. Малыш поверит всему, чему вы учите, потому что все испытанное им становится частью его личности. Да, все испытанное человеком становится действующей частью его личности. Что значит «действующей»? Это значит, что все (неважно, что именно), попавшее во внутренний мир человека, способно повлиять на его поведение. В свою очередь, все эти действующие части (воспоминания о каком-то опыте, понятия и ассоциативные связи), превращаются во внутреннего строителя: они создают образ мира, который человек познает из того, что ему выпадает испытать.

Вернемся к теме страха. Напомню, что каждый боится того, на чем когда-то обжегся. Он боится потому, что видит (по прошлому опыту) какую-то угрозу для себя. Он видит угрозу именно для себя, поскольку кто-нибудь другой может оценить обстановку совершенно иначе: точнее, по собственному прошлому опыту в схожей ситуации. И если он тогда ни на чем не обжегся, то теперь ему не страшно. Словом, одна и та же ситуация для первого – угроза, а для второго – выгодный, момент: все зависит от содержимого внутреннего мира. Что в него заложено от прошлого опыта, то и скажется на оценке новой ситуации. Кто-то будет предвкушать радость, кто-то опасаться страданий, а кто-то – еще чего-то из массы промежуточных переживаний от радости до боли. Но дело даже не в этом. Занятно другое: никто не сможет доказать остальным свою правоту, потому что каждый прав по-своему. Ведь его оценка напрямую связана с тем, как и что он уже постиг.

Усомниться в каких-то своих выводах или понятиях человек обычно может лишь в самом крайнем случае – когда жизнь заставит. Как же она заставит его, наконец, признать, что нужно кое-чему поучиться? Душевной болью! Когда человек страдает от серьезных разочарований, стресса или беспокойства, то волей-неволей признает: «Да, мне не хватает знаний и опыта». Ведь отчего он мучается? Оттого что не знает, как быть дальше; а искать других виновных в том, к чему он пришел, становится все труднее.

Обратимся еще раз к выводу «торговля – дело простое». (Помните пример?) Допустим, для кого-то она вначале и впрямь оказалась делом простым. Так с какой стати ему считать, что оно трудное? Что может заставить его усомниться? Страдания от разочарований, когда он не сумеет достичь желаемого. И вот он усомнился. Что тогда? Тогда перед ним раскроется целый кладезь знаний о том, как успешнее справиться с жизнью, повысив гармонию с миром. Но ведь все, что он откроет для себя, существовало и прежде – если, конечно, он не додумается до чего-то совершенно своего. Так что же мешало черпать эти знания раньше? Энергия уже познанного. Это она не давала ходу новому. Загвоздка в том, что когда с познанием нового приходится менять старое, человек, похоже, инстинктивно противится переменам – хотя для успеха в новых условиях старое уже не годится. Все познанное встает перепоном на пути прочей информации, которая может подсказать иные решения. Ей противятся даже дети: они не любят того, что идет вразрез с их познаниями, даже если от тех уже мало прока.

Учиться – значит менять и меняться. Менять ли старое, познавать ли совершенно новое – это уже неважно. Не желаете менять (приспосабливать) свой внутренний мир? Не хотите видеть больше различий и изменить угол зрения? Тогда вы остаетесь без знаний, которые нужны, чтобы постичь в жизни что-то совсем иное. Но раз нет перемен в себе – не будут они ощутимы и в жизни. Значит, останется одно: хождение по замкнутому порочному кругу боли и недовольства. А ведь страдания будут усиливаться и в конце концов до того измучают, что просто не оставят выбора. И вам придется пересмотреть свой стиль жизни, то есть пересмотреть свои понятия: пригодны ли они?
Содержание Далее

Что такое фондовая биржа
Яндекс.Метрика