Что такое фондовая биржа Как торговать на бирже
Binomo
Как стать успешным трейдером Стратегии биржевой торговли Лучшие дилинговые центры Forex Лучшие биржевые брокеры
Нидерхоффер В., Кеннер Л. Практика биржевых спекуляций

В «Практике биржевых спекуляций» авторы исследуют основы мифов, дезинформации и пропаганды, которыми ежедневно бомбардируют инвесторов все средства массовой информации. Суеверия, попытки применить прошлый опыт к уже изменившейся ситуации, повторяющиеся снова и снова «бабушкины сказки» – все это разоблачается в книге.

Какой Форекс-брокер лучше?          Альпари          Exness          Forex4you          Сделай свой выбор!

Как вы можете говорить такие ужасные вещи об Алане Гринспене?

Большинство людей, с которыми мы говорили, не согласились с нашей характеристикой председателя Федеральной резервной системы Алана Гринспена как одного из главных виновников кризиса рынка в 2000-2001 годах, но это только часть истории. Мы считаем, что он, пусть и невольно, был частью того мема, который привел к атаке террористов на Всемирный торговый центр. Мы очень хорошо знаем, что в некоторых кругах «доктора» считают героем, проколовшим «раздутый пузырь» акций Nasdaq. He многие согласны с нашими сетованиями на то, что его действия – это до крайности самонадеянная попытка скрытно влиять на фондовый рынок. С нашей точки зрения, то, что он сделал, особенно недопустимо именно потому, что он очень хорошо знал: публика стала бы бурно протестовать, если бы он открыто рассказал о своих намерениях.

Был ли подъем индекса Nasdaq чрезмерным и отчасти вызванным мошенничеством? Конечно. Но, если не мешать рынку, он обладает поразительной способностью самостоятельно справляться со своими «мыльными пузырями» без всякой помощи со стороны «центральных планирующих органов». Многие наиболее абсурдные «суперзвезды» из числа интернет-компаний уже успели лопнуть сами по себе. Инвесторы обязательно скорректировали бы свои ожидания относительно акций телекоммуникационных и компьютерных компаний, когда инвестиционный бум, неоправданно высоко вздувший их цены в 1999 году, пошел бы на спад.


А знаете ли Вы, что: брокер бинарных опционов Binary.com еще с далекого 1999 года успешно предоставляет услуги своим клиентам.

С уважением, Админ.


Вмешательство Федеральной резервной системы позволило распространиться и процветать антирыночному, антитехнологическому мему. Скептики, которые сохраняли медвежьи ориентации на протяжении всех 1990-х годов, неожиданно дождались своего часа. Как писал по другому поводу журналист – обозреватель проблем Интернета Эндрю Орловски:

Взгляните на английские пабы: на каждого Марка Е. Смита, который изливал свою ненависть в замечательной сатире, вы найдете десять тысяч озлобленных людей, ненавидящих все юное, прекрасное и талантливое просто потому, что оно напоминает им об их собственной трусости и несостоятельности.

В результате началась первая за десятилетие рецессия и первый устойчивый спад рынка на памяти целого поколения. Компании-производители телекоммуникационного оборудования, дававшие интернет-компаниям кредиты на покупку своей продукции, потерпели крах, и образовался «порочный круг», который отравил инвестиционную атмосферу.

Соединенные Штаты неожиданно оказались в состоянии войны с группой исламских фанатиков, желающих упразднить религиозную и экономическую свободу. Это, как мы предполагаем, не было простым совпадением. Вам может показаться надуманной связь между этими двумя событиями, но нельзя забывать о том, кем себя представляют ближневосточные фундаменталисты. Они используют риторику тысячелетней давности – времен крестовых походов. Они отравляют своих детей пропагандой ненависти и нетерпимости, внушают им, что их миссия – уничтожать, пускай даже ценой своей собственной жизни, всех американцев – и гражданских, и военных, где бы те ни находились.

С точки зрения такой примитивной психологии, война против капитализма имеет смысл. Люди, которые могут свободно действовать сообразно своим собственным экономическим интересам, ценят свободу выше подчинения диктаторам. Неопределенное будущее и открытое небо над головой им милее, чем тоталитаризм, обещающий экономическую стабильность и предопределенное будущее. Те самые ценности, которых опасаются сторонники примитивной идеологии, потому что они могут дестабилизировать их жестко контролируемую социальную иерархию, – это фундамент нашей системы.

У сегодняшних примитивистов длинная родословная. Они продолжатели дела тех католических иерархов, которые в 1543 году пытались бороться против открытия Коперника, установившего, что Земля – это не центр Вселенной. Их объединяет ненависть к переменам и к тем, кто ставит под сомнение утверждения правящей элиты. Используя теологию и тоску по «прежним временам», примитивисты стремятся установить жесткий контроль и теократическую автократию. Примитивисты неминуемо становятся врагами капитализма, потому что они хотят сохранить свою власть и неизменный порядок вещей. В условиях свободного рынка новые тенденции выживают, потому что свободная мысль и риск приносят успех и вознаграждаются. Рынок управляет потоками капитала при помощи решений, независимо принимаемых миллионами людей, ориентирующихся на свои собственные интересы. В репрессивных обществах с их национализмом, межплеменными войнами, официальной религией и громоздкой политической идеологией нет места свободному рынку. Вместо этого такие государства стремятся контролировать распределение ресурсов, рабочей силы, идей и товаров. В результате рынок становится статичным и застойным. Товары распределяются не по закону спроса и предложения и уравновешивающего их ценового механизма, а при помощи коррупции, «блата» и черного рынка.

Примитивное мышление всегда было характерно для взглядов реакционеров на развитие технологии. Как отмечал Жак Барзун в своей книге From Dawn to Decadence (От рассвета к декадансу), примитивизм – это «недовольство наукой и технологией», которое столетиями сопровождало прогресс западной культуры. Развитие динамичных высокотехнологичных компаний, входящих в индекс Nasdaq, в 1990-е годы повлияло на наши представления о риске. Технологические компании обычно не выплачивают дивиденды и не могут обеспечить высокий уровень стабильности, но их стремление к поиску новых технологий всегда привлекает склонный к риску капитал. Не требующие риска, но и не приносящие высоких доходов традиционные компании («старые технологии», «консервативные», «построенные из кирпичей и бетона») – производители ковров, кетчупа, газированных напитков – терпели убытки в этот период технологической экспансии. Когда индекс Nasdaq рухнул, Уолл-стрит снова вспомнил о «старой экономике» и низкодоходных инвестиционных стратегиях, с них «отряхнули пыль», и они снова захватили воображение инвесторов.

Некоторые сегодняшние примитивисты обещают восстановить связь между людьми и природой, упразднив западные технологии и рынки. Исламский терроризм – это новый гибрид: средневековое мышление, которое паразитирует на западной технологии, достижениях рыночной экономики и свободы, чтобы разрушить их. Террористы, разрушившие Всемирный торговый центр, пользовались электронной почтой, летали на самолетах, жили в богатых загородных домах во Флориде, заказывали пиццу, ходили в стриптиз-бары, покупали в универмагах Wal-Mart. Особенно тревожно то, что они казались такими типичными «американцами», но, несмотря на характерный для среднего класса стиль потребления, считали себя мучениками в священной войне против Соединенных Штатов.

Долгое время иммиграционная политика США основывалась на предположении, что бедные, усталые и страдающие люди, которым предоставляется возможность обеспечить себя материально и вести достойную жизнь, стряхнут с себя предрассудки «старого мира» и воспримут американскую демократическую культуру. Эта идея воплощена в словах, которые можно прочитать на каждой монете, отчеканенной в США и на американских банкнотах: е pluribus unum. Это идея «плавильного тигля»: из многообразия возникает единство. Америка основана не на самопожертвовании, а на созидании.

Атака террористов на Всемирный торговый центр по существу была нацелена на разрушение механизма, который позволяет людям преодолеть узкие личные интересы и стремление к убогой определенности. Она ударила по центральному механизму демократии для регулирования неопределенности – по рынку. Три слова для названия погибшего здания были хорошо подобраны. Мир торговал именно здесь, в центре экономической свободы. Не важно, какой была ваша культура, религия или мировоззрение, – вас приглашали свободно обменивать лучшие плоды ваших усилий на результаты труда других людей.

У примитивистов, будь это террористы-самоубийцы, враги научной истины и самопровозглашенный «авангард народа», всегда есть готовые ответы на любые вопросы, для всех, кто захочет их выслушать, а для тех, кто не захочет, у них всегда наготове пистолет. Но все их аргументы отдают мертвечиной, а не ароматом смелой мечты о будущем. Их планы предлагают определенность крови и земли, рождения и смерти, но при этом игнорируют то, что делает людей людьми: риск, неопределенность, свободу.

Вот именно поэтому атаки на инновации, науку и свободу обречены на поражение. Вы не сможете убить тот дерзкий дух, который побуждает людей желать лучшей жизни и приводит в США миллионы новых граждан со всего света. Люди понимают, что торговля, бизнес и свобода гораздо лучше, чем жизнь под жестким контролем горстки бюрократов, или мулл, или аристократов. Созидательность всегда победит тех, кто стремится законсервировать прошлое.
Содержание Далее

Что такое фондовая биржа
Яндекс.Метрика