Что такое фондовая биржа Как торговать на бирже
Binomo
Как стать успешным трейдером Стратегии биржевой торговли Лучшие дилинговые центры Forex Лучшие биржевые брокеры
Нидерхоффер В., Кеннер Л. Практика биржевых спекуляций

В «Практике биржевых спекуляций» авторы исследуют основы мифов, дезинформации и пропаганды, которыми ежедневно бомбардируют инвесторов все средства массовой информации. Суеверия, попытки применить прошлый опыт к уже изменившейся ситуации, повторяющиеся снова и снова «бабушкины сказки» – все это разоблачается в книге.

Какой Форекс-брокер лучше?          Альпари          Exness          Forex4you          Сделай свой выбор!

Глава 11. Когда они замахиваются, чтобы перебить через все поле, мы бежим к выходам

Как я должен торговать?

Стихи Виктора Нидерхоффера и Лорел Кеннер на мотив песни «What Is a Man?» (Что такое человек?) из мюзикла Pal Joey Ричарда Роджерса и Лоренца Харта.

Есть так много способов торговать,
Но бейсбол – это образец для меня.
Он подскажет обычному Джо,
Как можно заработать.
Все меняется слишком быстро, чтобы играть вслепую.

1. Что такое хорошая сделка?
Стоит ли сейчас покупать акции?
Кто я – бык? Или медведь?
Сторонник недооцененных или растущих акций?
Фундаменталист я или техник?

Что такое хорошая сделка? Она похожа на бейсбол:
Выигрывай, защищаясь или нападая.
Недооцененные акции отставали с сотворения мира.
Что мне покупать? И что продавать?
Что принесет удачу в торговле?

2. На бейсбольном поле атака,
И акции начинают падать.
Затем в бейсболе затишье, и быки поднимают рога.
Все так просто после игры,
Но падает объем торгов, и быки недовольны.

Когда удар не идет, можно «украсть базу».
Когда удар идет, замахнись, как надо.
Циклы рынка меняются с сотворения мира.
Иногда нужно защищаться, а порой нападать,
Но лишь так выигрывают на бирже.


А знаете ли Вы, что: Вы можете выиграть от $20 до $250 в конкурсе «Formula FX» от Альпари, заняв призовые места с 1-го по 20-е. Для участия необходим реальный счет, пополненный не менее чем на $20. Победитель может снять призовую сумму в любой момент времени без каких-либо ограничений.

С уважением, Админ.


Как-то вечером, в марте 2002 года, мы сидели на скамейке на 81-й улице с Лари Риттером, хранителем Зала бейсбольной славы. Мы говорили о бейсболистах и смотрели, как Вик бросал теннисный мяч на Бродвей. Мы оба знали, что говорим с великим человеком, и спросили у Лари совета, как нам начать эту главу. И он сказал, что всегда нужно начинать с Бэйба Рута. Это, действительно, лучшее начало, потому что Бэйб символизирует прогностическое значение бейсбола для фондового рынка. Мы называем эту связь индикатором Home Run. Вот примеры:

• В 1927 году, за два года до обвала рынка, Рут поставил рекорд, сделав в одном сезоне 60 хоум-ранов. Точно так же в 2000 году, через два года после того, как в 1998 году Марк МакГвайр побил прежний рекорд – 61 хоум-ранов за сезон, установленный Роджером Марисом, начался резкий спад рынка.

• В 30-х годах показатель удачных ударов Рута упал до значения 0,500 и ниже, а в Америке началась Великая депрессия. (Мы еще вернемся к этой взаимосвязи количества хоум-ранов и динамики фондового рынка.)

В отличие от хорошо известного индикатора Super Bowl (который мы приводили в главе 8 как пример псевдокорреляций), индикатор Home Run не зависит от исхода одной-единственной игры. Скорее он показывает, что долговременные тенденции изменения рынка и общества сначала проявляются на бейсбольном поле. Два примера:

1. Бейсбол становится интернациональным на 100 лет раньше, чем фондовый рынок. Бейсбольные команды стали путешествовать по миру с 1888 года, а первая иностранная компания была допущена на Нью-Йоркскую фондовую биржу (NYSE) лишь в 1990 году.

2. В бейсболе расовая дискриминация была преодолена в 1944 году, когда Джеки Робинсон стал первым чернокожим профессиональным игроком. На NYSE первого чернокожего маклера допустили только в 1967 году. (Первая женщина-маклер была допущена на биржу лишь в 1970-м.)

Вы можете оценить прогностическую ценность бейсбола, просмотрев хронологическую таблицу, приведенную в конце этой главы. Но для инвестора важно следить за самой игрой, особенно за хоум-ранами.

Для того чтобы во всем разобраться, нужно обратиться к двум первым десятилетиям XX века – «эре мертвого мяча», когда Бэйб еще был питчером (подающим), а не бэттером (отбивающим мяч битой). Мячи называли «мертвыми», потому что их нельзя было забить далеко, каким бы сильным ни был удар. Разрешали даже использовать специальные мячи, которые смягчали удар и были выгодны питчерам (подающим). Среднее количество очков в игре было всего три. Нападение велось не сильными выбивающими ударами, а низкими скользящими тычками, ударами в сторону слабого игрока обороняющейся команды и «кражи базы». «Мозги были так же важны, как и сила, – писал Риттер, – а может, и больше». Хоум-раны были редкостью. С 1901 по 1918 годы общее количество хоум-ранов за год снизилось с 455 до 235 в год. В 1908 году Сэма Кроу-форда всего за 7 хоум-ранов назвали лидером лиги по этому показателю. И за пределами стадионов ситуация была такой же – рынок был вялым. В 1918 году индекс Доу достиг уровня в 82,20 – только в два раза выше, чем уровень 1896 года (40,94) – первого года, когда стали применять этот индекс.

После тяжелых лет первой мировой войны руководители бейсбольной лиги начали использовать мячи, набитые пробкой, чтобы они лучше летели, с этой же целью стали чаще менять мячи во время игры и запретили обманные подачи. Бэйб начал бить по мячу со всей силы. Его коэффициент попаданий по мячу вырос с уровня 0,400-0,500 до 0,847 в 1920 году и в течение следующих 10 лет был 0,600 или выше. Превращение Рута из питчера (подающего) в звезду-бэттера (отбивающего) было в духе 20-х годов: лозунгом тех лет было убеждение «живи на полную катушку». «Я бил изо всех сил, вкладывая все в удар, – говорил Рут, – и если попадал, так попадал, а если мазал – так уж мазал». В период с 1918 по 1930 год количество хоум-ранов за год выросло с 235 до 1565. За пределами стадионов бизнес тоже оживился и стал расширяться. Начиная с 1924 года, после того как десять лет бизнес практически не рос, индекс Доу повышался пять лет подряд, к сентябрю 1929 года вырос на 260%.

Столетие шло, а хоум-раны продолжали отражать и предсказывать динамику фондового рынка и общества в целом.

1935-1943 годы: количество хоум-ранов уменьшилось. Снова вошли в моду скользящие и отвлекающие удары – они психологически подходили для периода депрессии, в которую погрузился рынок.

1943-1952 годы: хоум-ранов стало больше. Звезды, подобные Теду Уильямсу, выходят на первый план. С 1948 по 1965 год индекс Доу резко вырос – с 119 до 969.

1963-1991 годы: хоум-ранов вновь стало меньше. Главной звездой этого периода в бейсболе стал Лу Брок, который «украл» 118 баз в 1974 году. «Брок, – писал Риттер, – олицетворял возвращение к старому стилю бейсбола: удары-тычки, «кражи баз», попытки перехитрить противника». За пределами бейсбольного мира рецессии и «обвалы» рынка стали правилом.

После крупных спадов в 1966, 1969, 1973-1974 и 1977 годах индекс Доу завершил 1981 год на отметке 875 – на 9% ниже, чем результат, достигнутый в 1965 году.

После забастовки игроков бейсбольной лиги в 1994 году, которая грозила подорвать интерес зрителей к игре, ее стиль снова стал резко наступательным, причем мы готовы утверждать, что сходный стиль начал доминировать и в офисах крупнейших компаний страны.

Количество хоум-ранов снова начинает расти. Рынок, притормозивший в 1994 году, когда Федеральная резервная система в два раза повысила процентные ставки, снова начинает набирать ход. Табл. 11.1 показывает общее количество хоум-ранов в двух главных профессиональных лигах – Американской и Национальной в 1990-е годы и уровень, которого достигал в «своей лиге» индекс Доу в тот же период.
Содержание Далее

Что такое фондовая биржа
Яндекс.Метрика