Что такое фондовая биржа

Как торговать на бирже

Что такое фондовая биржа

Как стать успешным трейдером

Стратегии биржевой торговли

Лучшие биржевые брокеры

Стратегии биржевой торговли

Лучшие биржевые брокеры

Лучший Форекс-брокер – компания «Альпари». Более 2 млн. клиентов из 150 стран. На рынке – с 1998 года. Выгодные торговые условия, ECN-счета с доступом к межбанковской ликвидности и моментальным исполнением, спреды – от 0 пунктов, кредитное плечо – до 1:1000, положительные отзывы реальных трейдеров.

Джон Богл. Инвесторы против спекулянтов. Кто на самом деле управляет фондовым рынком

Будучи одним из активных участников финансового сектора, Богл на примере знаменитого Wellington Fund демонстрирует превосходство благоразумной традиции долгосрочных инвестиций над агрессивными спекуляциями. Книга рекомендована Уоренном Баффетом в письме акционерам фонда Berkshire Hathaway.

Какой брокер лучше?         Альпари         Just2Trade         R Trader         Intrade.bar        Сделайте свой выбор!
Какой брокер лучше?   Just2Trade   Альпари   R Trader

Действовать как собственники

Жизненно важно, чтобы конечные собственники – сами инвесторы – требовали от тех, кто представляет их интересы, соответствия высоким стандартам выполнения доверительных функций. Во взаимных фондах 100 млн непосредственных собственников не имеют персональных полномочий, но их коллективные полномочия огромны. Инвесторы фондов должны понять, что значит инвестирование и доверительное управление, и, «голосуя ногами», постепенно перейти в те фонды, которые серьезно относятся к их интересам и ставят их превыше всего.

В пенсионной системе участники сберегательных планов и бенефициары пенсионных планов в настоящий момент не имеют механизма, позволяющего добиться аналогичного результата. Однако они, безусловно, заслуживают формального права голоса по закону. Они могли бы определить стандарты поведения доверительных управляющих, распоряжающихся активами, которые были зарезервированы для финансирования их пенсионного обеспечения. Законодательство штатов однозначно предусматривает для фидуциариев обязательства по лояльности и благоразумию. Сегодня нам необходим федеральный закон, который пойдет еще дальше. В нем должно быть определено, что агенты институтов, на которые возложены обязательства по управлению капиталом сторонних лиц, имеют фидуциарные обязательства перед принципалами, которых они обслуживают. Такие обязательства должны быть достаточно широкими и включать следующие положения:

1. Требование о том, что все фидуциарии должны действовать в долгосрочных интересах своих бенефициаров.

2. Утверждение правительства о том, что эффективное участие акционеров во всех публичных компаниях представляет собой национальный интерес.

3. Требование о том, что все институциональные управляющие капиталом должны отчитываться об обязательном использовании ими своего права голоса в исключительных интересах участников фондов.

4. Признание за акционерами права назначать директоров и выносить предложения для голосования по доверенности при условии соблюдения соответствующих ограничений.

5. Требование об упразднении любых структур собственности в управляющих компаниях, которые влекут за собой появление конфликтов интересов.


Рекомендуем: надежный брокер с качественным сервисом, представленный на рынке с 1998-го года. Выгодные торговые условия по валютам и бинарным опционам («фиксированным контрактам»). Депозит – от $0, спред – от 0 пунктов. Есть бесплатное обучение, финансовая аналитика и выгодная программа лояльности.


Этот перечень из пяти пунктов не был придуман мной. Скорее, я с энтузиазмом цитирую идеи Роберта Монкса, писателя, основателя International Shareholder Services (ISS), сооснователя The Corporate Library и бывшего члена федерального правительства, отвечавшего за пенсионную систему США. Название монографии Монкса, написанной совместно с Алленом Сайксом – «Капитализм без собственников обречен на провал» (Capitalism Without Owners Will Fail), – не является преувеличением. Директора корпораций должны быть сосредоточены на обеспечении долгосрочной доходности для собственников акций, а не на краткосрочных колебаниях цен, выгодных их арендаторам. Монкс говорит со страстью и силой, доступными немногим. В блоке 3.3 представлены выдержки из его работы 2011 года под названием «Захват» (Capture).

Блок 3.3
Захват
Роберт Монкс

«Сегодня американские корпорации похожи на великие европейские монархии прошлого: они наделены полномочиями контролировать законы, по которым работают, а также управлять распределением государственных ресурсов. Это не предсказание в отношении того, что будет, а простая констатация текущего положения дел. Корпорации фактически захватили Соединенные Штаты: суды, политическую систему страны и национальные богатства, не приняв на себя каких-либо обязательств, связанных с таким доминированием. Доказательства тому можно найти повсюду.

• Явная «улика» – доходы, получаемые CEO компаний. Вознаграждение является выражением концентрированной власти – власти корпораций, аккумулированной в руках руководства, и государственной власти, сконцентрированной в руках корпораций. Средний размер выплат CEO в 2010 году, в разгар кризиса, вырос на 35 %.

• Пенсионные риски были переложены на сотрудников. В то же самое время, когда CEO удваивали собственное вознаграждение, “лучшие” CEO “лучших” компаний отменили давнюю обязанность работодателя выплачивать пенсии своим сотрудникам. Лидером движения за отмену “реальной” пенсионной системы для своих сотрудников среди корпораций стала IBM. Она отменила текущие пенсионные программы с фиксированными выплатами, что позволило компании в течение следующих нескольких лет сэкономить 3 млрд долларов... (и) обеспечило более предсказуемую структуру затрат. CEO обогатились, тогда как все остальные участники пенсионных планов, включая государство, остались с обязательствами.

• Финансовая мощь американских корпораций на сегодняшний день позволяет контролировать каждый этап политической жизни – законодательную, исполнительную и, наконец, судебную власть. Приняв в 2010 году решение по делу Citizens United, Верховный суд устранил все юридические ограничения в отношении финансового участия в политике. Это решение имело лишь одно последствие: максимальное увеличение выгод для корпораций, но не для государства.

• Захват выражался и широкими возможностями корпораций по лоббированию. Предупреждения Авраама Линкольна о “возведении корпораций на трон” и Дуайта Эйзенхауэра о “нежелательном влиянии военно-промышленного комплекса” в наше время претворились в жизнь.

• Захват позволил наиболее влиятельным CEO встать над законом и эффективным обеспечением его исполнения. Несмотря на весомые доказательства ведущей роли Уолл-стрит в финансовом кризисе, ни один из руководителей Уолл-стрит не лишился работы. При этом уровень выплачиваемого вознаграждения неуклонно поддерживался, несмотря на рефинансирование выплат по программе освобождения от проблемных активов (TARP) в целях устранения любых возможных ограничений.

• Наконец, захват был увековечен выводом активов в офшоры, где они не попадают под какое-либо регулирование и не облагаются налогами. Социальный договор между американцами и их корпорациями, как предполагалось, должен был действовать следующим образом: в обмен на ограничение ответственности и иные привилегии корпорации должны были бы принять на себя ряд обязательств, которые делали легитимными переданные им полномочия. Но современные компании восприняли право перехода в различные юрисдикции так, как посчитали нужным. Они осуществляли такой переход вне зависимости от того, где они действительно ведут бизнес, избегая ограничений, которые накладывают эти обязательства.

Правительство не может и не будет призывать корпорации к ответу. На сегодняшний день это более чем очевидно. Именно осознание этого привело к возникновению движения Occupy Wall Street (протестного движения против экономической или социальной несправедливости).

Но только собственники корпораций могут обеспечить подотчетность компаний, что позволит, наконец, развязать “путы захвата” на “теле правительства”.

Суть проблемы проста: отказ в работе системы корпоративного управления. Проста и причина ее возникновения: нежелание доверительных собственников американских корпораций признать ответственность, законные и гражданские обязанности в сфере контроля и надзора за корпорациями, в которые они инвестируют средства. Фидуциарные институты владеют более чем 70 % находящихся в обращении акций “корпоративной” Америки и несут, по крайней мере, 70 % ответственности за текущее положение дел, а также 70 % ответственности за спасение самой системы.

На сегодняшний день сознательные граждане должны вновь занять места в советах директоров американских корпораций. Именно с советов директоров компаний мы начнем возвращать себе контроль над ними. Именно здесь можно будет избавиться от захвата. Именно здесь нашей стране будет возвращено правительство людей для людей, а не для корпораций».

Факт остается фактом: капитализм без собственников действительно обречен на провал. «Корпоративная» Америка может быть основным двигателем роста благосостояния нации и крупнейшим источником инноваций только в том случае, если директора корпораций сосредоточат свои усилия на обеспечении долгосрочной доходности для собственников их компаний, а не на краткосрочных колебаниях цен, выгодных арендаторам акций. Если же руководители будут осуществлять бесконтрольное управление, удовлетворяя собственные потребности за счет акционеров, а акционеры-арендаторы сосредоточатся исключительно на краткосрочных эфемерных колебаниях курса, капитализм не сможет процветать.

Крупнейшие институты «инвестиционной» Америки, очевидно, не желают возглавить движение по достижению этих целей. Но кто еще может справиться с этой ролью? Управляющие капиталом не только владеют более чем 70 % всех акций, но и имеют персонал, способный тщательно проанализировать финансовые отчеты компаний и предложения по голосованию по доверенности; они обладают профессиональным опытом, позволяющим оценить эффективность работы CEO, размер их вознаграждения и привилегии; и поскольку теперь полное раскрытие взаимными фондами результатов голосования по доверенности является обязательным, у них есть стимул голосовать так, как от них небезосновательно ожидают их бенефициары. По мере того как они будут уходить от нынешней культуры краткосрочной спекуляции и возвращаться к традиционной культуре долгосрочного инвестирования, эти институциональные собственники должны бороться за право доступа к рычагам управления компаниями, которыми они владеют. Эти мощные рычаги соответствуют их статусу собственника и свидетельствуют о готовности принять на себя как права, так и обязанности социально ответственной компании.

Учитывая необходимость достижения этих целей, рассмотрим некоторые идеи корпоративной демократии, о которых сегодня редко вспоминают. Что если дать долгосрочным собственникам большие права голоса? Или даже установить конкретный период владения акциями (скажем, три года), чтобы акционер мог воспользоваться своим правом голоса? Что если установить повышенный уровень дивидендов на новые классы акций, которые будут выплачиваться только долгосрочным собственникам? Безусловно, при желании можно предложить еще немало мер по стимулированию акционеров, которые заботятся о надлежащем управлении компаниями, по сравнению с арендаторами акций, которые не обращают на это внимания.
Содержание Далее

Что такое фондовая биржа

Яндекс.Метрика