Что такое фондовая биржа

Как торговать на бирже

Что такое фондовая биржа

Как стать успешным трейдером

Стратегии биржевой торговли

Лучшие биржевые брокеры

Стратегии биржевой торговли

Лучшие биржевые брокеры

Дафф Терни. Исповедь волка с Уолл-стрит. История легендарного трейдера

Автор без прикрас описывает мир Уолл-стрит, делится секретами незаконных схем, позволивших ему делать миллионы «из воздуха», и приоткрывает обычаи этого известного на весь мир сообщества. У главного героя буквально «срывает крышу» от огромных денег и вседозволенности. В конечном же итоге, он оказывается в маленькой квартирке в трущобах практически без средств к существованию.

Какой брокер лучше?         Альпари         Just2Trade         United Traders         Intrade.bar        Сделайте свой выбор!
Какой брокер лучше?   Just2Trade   Альпари   R Trader

Глава 4

Спустя два года я все еще работаю ассистентом по продажам в «Морган», и мое резюме буквально «горит» у меня в руках. Мне нужен какой-то шаг навстречу успеху. Прошло уже пять лет с тех пор, как я впервые сидел в конференц-комнате, слушая Стефани, и я все еще работаю ассистентом.

«Я больше не могу работать для своей группы, – говорю я Стефани. – Мне нужно делать что-то еще». Я потерял всякую надежду стать трейдером в «Морган». Она вталкивает меня в свой кабинет и закрывает дверь. В ее кабинете нет ничего, что указывало бы на наличие у нее жизни за пределами офиса – нет фото с каникул, снимков семьи или мужа. Фото Стефани с О. Джеем исчезло после ТВ-трансляции того, как за ним гналась полиция. Стефани провела двадцать пять лет в «Морган», и большую часть этого времени ее жизнь заключалась в управлении ассистентской программой. Я смотрю в ее глаза и вижу в них сомнения. С одной стороны, она не может представить, почему кто-то мог бы захотеть работать в другом месте. Но здесь есть еще кое-что. И хотя у меня нет этому доказательств, кажется, то, что я увидел, – свидетельство ее желания сбежать самой. Она быстро пишет что-то на листке бумаги и передает его мне. Долю секунды мы оба держим этот листок.

«Не говори никому, что я делаю это для тебя», – говорит она, когда наконец отпускает бумагу. И хотя я не могу знать наверняка, готов поспорить, что она раньше никогда и ни для кого такого не делала. На бумаге – имена контактных лиц в торговых залах фирм «Братья Леман» и «Меррил Линч».


Важно: актуальное предложение по поводу компенсации до 100% комиссии, взимаемой Вашим брокером.


Оба собеседования проходят хорошо. Но очевидно, что меня не собираются нанимать, они просто отдают дань уважения Стефани. Я возвращаюсь на свой этаж после второй встречи. Кладу папку с моими резюме на пустой стол. Стефани разрешила мне вернуться к «плавающему» графику, чтобы освободить время для собеседований. Но сегодня мне не к кому присоединиться для работы. Затем звонит телефон. Только Стефани и администратор знают, что я сейчас за этим столом. Наверняка ошиблись номером. Я непринужденно отвечаю на звонок. «Тащи свою задницу сюда сейчас же», – говорит женский голос на другом конце провода. Точно, ошиблись номером. Я собираюсь сказать что-то умное или вообще положить трубку, когда слышу: «Терни, я серьезно, иди сюда сейчас же», – говорит она. И тут я понял. Это Керин.

Керин покинула «Морган» год назад, чтобы присоединиться к только что основанному хедж-фонду под названием «Галеон Групп». Я почти не общался с ней после этого. По слухам, у нее все хорошо. Дейв Слейн помог ей попасть в «Галеон Групп», а через несколько месяцев сам перешел туда. Лиз, которая работала со всеми нами в «Морган», а затем сделала серьезный прорыв в «Леман», видела меня сегодня на интервью. Она позвонила Керин и сказала, что я ищу работу. Я ничего не знаю о «Галеон Групп» и совсем мало о хедж-фондах в целом. Мне даже не известно, в чем заключается работа. Я спрашиваю, могу ли прийти завтра.

«Хорошо, – говорит она. – Приходи сюда завтра в обед». Она называет адрес и обещает позвонить мне сегодня вечером, чтобы рассказать все, что мне нужно знать для этого собеседования.

Я не знаю, почему Керин подумала обо мне, когда в «Галеон» открылась вакансия. Мы с ней ни разу не виделись с ее последнего дня работы в «Морган». Она со всеми прощалась, когда я подошел к ней, улыбнулся и поздравил. Потом я решил изобразить из себя шустрого парня и предложил поцеловать ее в качестве прощального подарка. Она ответила: «Конечно». И именно тогда, когда сорок коллег с Уолл-стрит смотрели на нас, я почувствовал, что мое мужество тает. Я не смог этого сделать. Может, поэтому я ей и понравился, поэтому она и позвонила мне первому насчет работы. На Уолл-стрит полно эгоизма и хвастовства. А во мне она увидела что-то настоящее, как в парне, который постеснялся позвать симпатичную девушку на выпускной в старших классах.

Спустя несколько дней после собеседования в «Галеон» в моей четырехкомнатной квартире в типичной высотке на Западной Шестьдесят седьмой улице раздается телефонный звонок. К тому моменту я прожил там уже пару лет. Телефон звонит снова. Но сейчас понедельник, недавно закончился обед, дома нет никого, чтобы поднять трубку. Телефон стоит на стуле, который выглядит как гигантская человеческая рука, где ладонь – это сиденье, а пальцы – спинка. Телефон продолжает звонить. Стул окружен современной мебелью: диван, кресла, столы и лампы. Есть стол для фусбола и домашний бар. В квартире полно мусора, оставшегося после выходных: много пустых пивных бутылок и упаковка от пиццы. Мои соседи и я живем в образцовом общежитии «Поттери Бари». Звонки прекращаются, и на телефоне включается голосовая почта: «Никто не может подойти к телефону в данный момент, но мы бы хотели знать, что вы звонили... Если вы звонили Терни, нажмите один; если Джейсону – нажмите два; если Джейми – нажмите три; если Итану – нажмите 4, а если вы звонили Джонни, то... извините, но кнопок больше нет».

Придя домой, я прослушиваю свои сообщения. «Привет, Терни, это Жанин из «Галеон Групп», – раздается веселый голос. – Мы хотели бы предложить тебе позицию трейдера. Пожалуйста, перезвони мне, чтобы мы могли договориться о времени, когда ты придешь и подпишешь рабочий договор». Позже Жанин призналась, что почти передумала предлагать мне эту позицию, услышав, сколько у меня соседей. Как она может воспринимать меня всерьез? «Добро пожаловать на покупающую сторону», – отвечает ее голосовая почта.
Содержание Далее

Что такое фондовая биржа

Яндекс.Метрика